Книга архитектурные стили – АРХИТЕКТУРНЫЕ СТИЛИ — 109 книг

Содержание

Книга Архитектурные стили читать онлайн бесплатно, автор Н. Е. Лавриненко на Fictionbook

Архитектурные стили

Что мы называем архитектурным стилем

В мегаполисе или в деревне – всюду нас окружают здания: роскошные дворцы и величественные соборы, тихие усадьбы и вызывающие небоскребы, солидные дома или кривые избушки. Даже гробницы порой выглядят так величественно, что глаз не отвести – вспомним знаменитые египетские пирамиды или Тадж-Махал. Каждая эпоха, каждый народ, что жил когда-то или живет ныне, внес свою лепту в историю архитектуры. Вот где-то, в какой-то стране, появился новый стиль. Он понравился соседям, и они его позаимствовали. Но народ, живущий по соседству, имеет свои традиции и конечно же что-то изменит. Да и каждый зодчий как натура творческая строит по-своему. Мы видим разную архитектуру, но говорим, что она принадлежит к одному стилю. Так что же такое стиль? Понятием стиля ученые пользуются с середины XVIII века. В научный оборот это слово ввел немецкий исследователь Иоганн Иоахим Винкельманн. Современное определение архитектурного стиля, с одной стороны, учитывает, для чего, собственно, предназначено здание, с другой – каково оно в плане, каковы его элементы и какие приемы использовались при его строительстве. Не менее важны эстетические характеристики, ведь архитектура – не что иное, как вид искусства. Поэтому мы должны обратить особое внимание на художественную композицию здания, отделку его фасадов и оформление интерьера. Но и это еще не всё. Под стилем часто подразумевают определенное видение мира, комплекс философских идей, который определяет не только архитектуру, но и другие виды искусств: музыку, живопись, литературу – определенного периода, то есть, говоря о стилях, мы обращаем внимание на идейно-художественные особенности творчества мастеров разных времен.

В этой книге мы расскажем вам о самых известных архитектурных стилях, знаменитых зданиях и их авторах.

архитектура Древнего мира

Архитектура на заре туманной юности мира

Как известно, строить человечество начало еще много тысячелетий тому назад, а значит, можно сказать, что архитектурная деятельность относится к наиболее древним видам человеческих занятий и что уже в те далекие доисторические времена закладывались основы дальнейшего развития архитектуры.

Доисторический период принято делить на следующие основные этапы: палеолит, неолит, бронзовый и железный века. Вместе с тем очень трудно четко определить их границы, так как развитие человеческого общества всегда было неравномерным. Сохранившиеся остатки поселений человека указывают на существование различных укладов жизни людей в разных районах земного шара на разных этапах истории человечества.

В неолите, например, уже строили жилище из дерева, тростника, прутьев и глины. В это же время в других местах возводились постройки на сваях и так называемые общинные дома. В Северной Италии обнаружены поселения (приблизительно 4800 г. до н. э.) своеобразного характера: на столбах устраивались расположенные по кругу площадки, на которых размещались хижины. Вокруг поселка возводилась деревянная изгородь и выкапывался ров, наполняемый водой. На территории современной Турции, в Анатолии, обнаружены древние укрепленные поселения, относящиеся к VII–VI тысячелетиям до н. э. (Ч’атал Хюйзек, Мерсин, Хасилар). А начиная с половины III тысячелетия до н. э. неолитическая культура из эгейской области распространяется по территории Северной и Западной Европы по естественным водным путям – Дунаю (и рекам его бассейна) и Средиземному морю.

Первые монументальные каменные сооружения в Европе, созданные в середине II тысячелетия до н. э. (Испания, Франция, Северная Европа и Ирландия), были культовыми. Их называют менгирами, дольменами и кромлехами.

Менгиры – это вертикально поставленные, обычно необработанные камни значительной высоты, часто образующие длинные ряды (аллея менгиров в Бретани, север Франции). Дольмен обычно состоит из двух больших, стоящих рядом вертикальных камней, на которые положен грубо обработанный каменный блок (Дания, Бретань). Они часто расположены так, что образуют длинные, похожие на коридоры пространства. Установленные по кругу вертикальные камни, соединенные между собой положенными на них также каменными блоками, называются кромлехами.

Выдающимся сооружением подобного рода является Стоунхендж недалеко от Солсбери в Южной Англии. Это комплекс, состоящий из массивных четырех– и восьмиметровых камней, поставленных вертикально и образующих центрическую композицию.

Исследовав сооружение с помощью радиоуглеродного метода, ученые пришли к выводу, что постройка Стоунхенджа началась на рубеже IV–III тысячелетия до н. э.

Каменные блоки тщательно обработаны каменными орудиями, что свидетельствует о мастерстве и достаточно высоком уровне развития людей того времени, наличии у них чувства пространственной композиции. В композиции стоунхенджского кромлеха соблюдены и определенные законы, связанные с астрономией, что, впрочем, часто встречалось в архитектуре древних веков (например, в Египте и Центральной Америке).

Назначение Стоунхенджа до сих пор остается загадкой. Если верить легендам, его построил во времена короля Артура не кто иной, как волшебник Мерлин. В середине XVII в. английский архитектор Иниго Джонс решил, что Стоунхендж – дело рук римлян. В начале XIX века появилась версия, что Стоунхендж – это святилище друидов. В ХХ веке профессор астрономии Дж. Хокинс истолковал Стоунхендж как грандиозную обсерваторию. В книге «Расшифрованный Стоунхендж» (965 г.) Хокинс утверждает, что свойства Стоунхенджа позволяли предсказывать различные астрономические явления, а весь комплекс – не только древнейшая обсерватория, а также календарь и вычислительная машина. Археологи отозвались об идеях Хокинса скептически: Стоунхендж – святилище и больше ничего. Историк Ричард Аткинсон назвал «Расшифрованный Стоунхендж» книгой «тенденциозной, самонадеянной, небрежно написанной и неубедительной». Тем не менее, теория Хокинса до сих пор весьма популярна.

На территории Стоунхенджа найдены захоронения. В старину даже бытовало мнение, что это гробница Боудикки (в римских источниках Боадицеи) – жены вождя бриттского племени, которая в 6 году возглавила антиримское восстание. Древнеримский историк Тацит пишет, что, потерпев поражение, Боудикка приняла яд черного болиголова, а согласно греку Кассию, она заболела от горя и умерла. И Тацит, и Кассий утверждают, что похороны ее были богатыми. Но нет никаких доказательств того, что ее похоронили в Стоунхендже. Современные ученые вообще не считают, что Стоунхендж изначально был кладбищем, хотя такая точка зрения тоже высказывалась. На самом же деле погребения на территории знаменитого кромлеха датируются гораздо более поздним временем, чем его постройка.

Архитектура Междуречья

Междуречье, или Двуречье (греч. Месопотамия), т. е. долины рек Тигра и Евфрата, было одним из древнейших очагов человеческой культуры. Этот географический район имел естественные границы в виде Персидских гор на востоке и безводной Сирийской пустыни на западе. По своим природным данным Двуречье не представляло собой единого ландшафтного целого, климат тоже был весьма неоднороден. Среднее течение рек Тигра и Евфрата относилось к зоне континентального климата с резкими сменами дневных и ночных температур. Верховье Тигра располагалось в горном ландшафте, где зимой иногда выпадал снег. Нижнее течение Тигра и Евфрата располагалось ближе к субтропикам.

Различны были по своему режиму реки, питающие земли Двуречья. Тигр – река быстрая, с высокими каменистыми берегами, на ней часто случались разрушительные паводки. Разлив Тигра начинался в конце февраля, а к началу июля воды его спадали. Разлив Евфрата начинался одновременно с разливом Тигра, но протекал медленнее и заканчивался только к началу октября. Районы нижнего течения Тигра и Евфрата нуждались в создании многочисленных каналов и ирригационных систем. Таким образом сама земля здесь способствовала развитию архитектурных знаний и строительных навыков. В Междуречье мало деревьев и камня, но вполне доступны были глина, тростник, мелкий речной кустарник. Поэтому первым строительным материалом здесь стали циновки и плетни из тростника и лозы, обмазанные глиной (они использовались как ограждающие конструкции домов, каркас которых состоял из плотных связокфашин того же тростника), а также сырцовые кирпичи из смеси глины, песка и соломы, которые применялись для более ответственных сооружений. А так как наносные почвы Двуречья не выдерживали больших нагрузок, крупные дворцовые и храмовые комплексы возводились на обширных монолитных платформах большой высоты.

История Двуречья, насчитывающая несколько тысячелетий, представляет собой пеструю картину смены народов и государств. Первый этап развития этого региона протекал между 3200—800 гг. до н. э.

Звание древнейшего государства мира по праву носит Шумер – цивилизация, существовавшая на юго-востоке Междуречья в IV–III тысячелетиях до н. э. Он считается первой цивилизацией на Земле. Кроме ирригационной системы орошения и полива, шумерам приписывается множество изобретений, таких как клинописное письмо, колесо, обожженный кирпич, сельскохозяйственные орудия, гончарный круг и даже пивоварение, а также и формирование первых (в современном понимании) стилей в архитектуре.

Вскоре после своего создания Шумер объединился в единое целое с государством Аккад (на территории нынешнего Ирака). Поэтому на слуху такие выражения, как шумеро-аккадский эпос, шумеро-аккадская цивилизация или шумеро-аккадская архитектура.

 

Шумеро-аккадская архитектура достигла своего расцвета в эпоху III династии Ура. К этому времени относятся храмы, дворцы и другие здания, раскопанные в развалинах Ура, Эшнунны (Ашнуннака) и Описа (Хафаджи). Здесь были обнаружены целые архитектурные комплексы, в состав которых наряду с дворцами, гробницами и храмами входили особые, типичные для древней Месопотамии храмовые ступенчатые башни – зиккураты (ziggurat – святая гора). Первые башни в форме ступенчатых террас появились в долинах Тигра и Евфрата в конце IV тысячелетия до н. э. По мнению ученых, зиккурат имитировал святилище на вершине горы, которых шумеры лишились, когда перебрались на равнины Месопотамии со своей горной прародины (ее современные ученые так и не нашли). Предположительно она находилась где-то в Азии и располагалась близко к морю. В шумерских текстах упоминается загадочный остров Дильмун, а в шумерском языке слова «страна» и «гора» пишутся одинаково.

Возможно, воспоминание об этих храмовых башнях сохранилось в библейской легенде о вавилонской башне. Зиккурат представляет собой поставленные друг на друга параллелепипеды (в другом варианте – усеченные пирамиды). За исключением верхнего объема – собственно святилища, – они не имеют интерьера.

Зиккурат Этеменанки (Вавилон)

Зиккураты шумеров были трехступенчатыми. Сооружение символизировало Вселенную, террасы обозначали подземный мир, мир земной и мир небесный и были окрашены в разные цвета. Вавилонские зиккураты были семиступенчатыми. Их террасы, по одной из версий, окрашивались в символические цвета планет: черный (Сатурн, или Нинурта), белый (Меркурий, или Набу), пурпурный (Венера, или Иштар), синий (Юпитер, или Мардук), ярко-красный (Марс, или Нергал), серебряный (Луна, или Син) и золотой (Солнце, или Шамаш). Известно, что храм на вершине в Уруке был окрашен в ослепительно белый цвет, а в Вавилоне и Уре инкрустирован глазурованным голубым кирпичом – цвета неба.

Шумеро-аккадская архитектура оказала влияние на развитие позднейших архитектурных форм в Вавилонии и Ассирии. На это указывает композиция древнеассирийского храма богини Иштар в Ашшуре, орнаментация стен в большом дворце в Мари, а также длительное использование древней архитектурной формы ступенчатой храмовой башни – зиккурата (последний всплеск строительства зиккуратов относится уже к VI в. до н. э.).

Дальнейшее развитие Двуречья связано с историей двух крупных государственных образований – Вавилонии и Ассирии. История Вавилонского царства делится на два периода: Старовавилонское царство (XIХ – XVI вв. до н. э.) и Нововавилонское царство (VII–VI вв. до н. э.). Ассирийское государство также имело два крупных этапа развития: первый относился к началу XVIII в. до н. э., а второй – к концу XII–IX вв. до н. э.

До наших дней зиккураты сохранились в Ираке (в древних городах Борсиппе, Вавилоне, Дур-Шаррукине, все – I тыс. до н. э.) и Иране (в городище Чогха-Занбиль, II тыс. до н. э.). Обратимся к строительным приемам древних зодчих. Сырой, только что отформованный кирпич, уложенный в стену без раствора, высыхая, слеживался в монолитную массу. Для лучшего просушивания стен такой кладки большой толщины в них устраивали дренажно-вентиляционные каналы, а для большей прочности их армировали циновками из тростника или пальмовыми стволами.

Применение высушенного на солнце кирпича (его изготовляли в виде широких плит и укладывали на глино-известковый раствор) повысило прочностные качества стеновых конструкций, расширило возможности сырцовой кладки. Для прочности такие стены подпирались контрфорсами

(это инженерное усовершенствование тоже придумали ассирийцы).

Зубчатый в плане профиль стен, основанный на древней традиции, имел не столько декоративное назначение, сколько позволял облегчить кладку без потери прочности, а также избежать перегрева стены сочетанием освещенных и затененных участков. Ломаная линия стены, образуемая выступами, стала характерной чертой архитектуры Двуречья.

Использование стандартного прямоугольного кирпича открыло возможность регулярной модульной кладки и геометрической упорядоченности планировки. А вот для производства обожженного кирпича не хватало топлива, поэтому применялся он редко, в основном как облицовочный материал для сырцовых конструкций или для кладки цокольных частей зданий, которым угрожала сырость.

Для гидроизоляции в Двуречье использовался битум, его выходы на поверхность образовывали целые озера. Битум применялся также как связующий слой для кирпичной кладки, для окраски и улучшения осадки стен, устройства асфальтовых полов.

Также учитывались и принципы термоизоляции. От солнечного перегрева дома защищались толстыми, часто двойными стенами. Площадь теплоотдачи увеличивала сотовидная облицовка стен небольшими глиняными трубками, открытыми отверстиями наружу. Окна, когда они делались, были небольшими, помещались в верхней части стены, под самым потолком, и имели вид узких щелей. Здания также освещались через дверной проем и отверстие в крыше. В сущности, это были вентиляционные отверстия.

Под отвесными лучами солнца сильнее всего прогревалась, конечно, кровля; здесь толстый земляной накат крыши засевали травой, что давало дополнительный эффект охлаждения. Кроме того, крышу затеняли навесами, образующими террасы и павильоны, используемые как спальни. Чтобы усилить воздухообмен в жилище, над ним вместо крыши-наката возводили глиняный купол вытянутого силуэта, хотя в основном покрытия были плоскими.

Недостаток дерева ограничивал его использование устройством крыш и столярными изделиями. Стволы местной пальмы позволяли перекрывать только небольшие пролеты в 3–4 м, и часто вместо пальмового наката помещения перекрывали сводами из сырцового кирпича; в этом случае помещения были еще уже. Ограниченные возможности конструкций перекрытия обусловили и особый характер планировки хозяйственной и жилой застройки Двуречья в виде системы смежных тоннелеобразных помещений. Во дворцах, где применяли балки из привозного ливанского кедра, залы достигали ширины 7–0 метров.

Камень, как и дерево, привозили с севера, стоил он дорого и шел только на облицовку, скульптуру, памятные стелы. Здания штукатурились глиной или алебастром, стены расписывались, украшались мозаикой из фигурных керамических гвоздей, глазурованные кирпичи или плитки голубого, желтого, коричневого, черного, белого цветов выкладывались наборным рисунком.

Конструктивной особенностью монументального зодчества этого региона было применение искусственно возведенных платформ (с IV тыс. до н. э.). Как мы уже отмечали, большие дворцовые и храмовые комплексы возводились на высоких и обширных монолитных платформах, поскольку наносные почвы Двуречья не выдерживали больших нагрузок. Платформы изолировали здание от сырости почвы, увлажняемой разливами, и вместе с тем позволяли сделать здание видимым со всех сторон.

Дворцы царей и храмы возносились на недосягаемую высоту, к небу. Так были сформированы архитектурные типы неприступных крепостей и святилищ на подиумах-террасах. На плоских равнинах Двуречья это стало не только наиболее эффективным средством защиты от наводнений, но и композиционным приемом выделения важнейших сооружений из окружающей застройки.

Ассирия, подражая вавилонской архитектуре, также строила свои дворцы и храмы из сырцового кирпича, даже тогда, когда стал более доступен природный строительный материал – камень, импортируемый из других местностей. Также подражательством предшественникам объясняется использование точно сохраненных, практически скопированных платформ, необходимых на болотистой почве Вавилонии, но практически не нужных на севере страны.

Обнаруженные во время раскопок на юге жилые здания имели внутренний открытый двор, вокруг которого группировались крытые помещения. Эта планировка, соответствовавшая климатическим условиям страны, легла в основу и дворцовых построек Южного Двуречья. В северной части региона обнаружены дома, которые вместо открытого двора имели центральную комнату с перекрытием.

Характеризуя в целом градостроительство Двуречья, следует отметить, что оно выделялось среди других стран Древнего мира своим рационализмом и экономным использованием городских земель, высоким по тому времени уровнем инженерной подготовки территории и крепостного строительства, а также мастерским использованием местного строительного материала.

Что же касается роли городов Двуречья в развитии мирового градостроительства, то она была весьма значительной. Многими поколениями строителей городов Ассирии и Вавилонии были решены такие крупные градостроительные задачи, как проблема монументального главного здания города (в виде зиккурата), использование колористики (цветов и их сочетаний) как одного из композиционных средств при формировании городских ансамблей, применение планировочных модулей при разбивке городских территорий и многое другое. Все эти градостроительные достижения в разной степени нашли свое отражение в градостроительстве более поздних эпох и, в частности, в средневековых городах Передней и Центральной Азии.

Архитектура Древнего Египта

В то время, когда другие народы находились еще на стадии доисторического развития, египтяне уже обладали высоким и развитым искусством. И уже с самых ранних времен в египетском искусстве ведущее положение занимала архитектура. Иногда говорят, что настоящая архитектура начинается с Египта. Но точные археологические даты установить невозможно: при нынешнем состоянии научных знаний приходится классифицировать памятники в порядке следования современных им династий, подобно тому, как определяется последовательность геологических напластований: их последовательность нам известна, но число лет установить точно нельзя. Однако можно определить несколько исходных точек: первые династии охватывают период около шести тысяч лет; XIX династия, при которой египетское искусство достигает наибольшего блеска и выразительности и к которой относятся грандиозные архитектурные памятники Фив, относится к XIV веку до н. э. XXVI династия заканчивается покорением Египта персами в VI в. до н. э. Это уже период зарождения греческого искусства.

В древнеегипетской архитектуре есть один нюанс, присущий именно ей и выделяющий ее из ряда других систем древнего зодчества, – самые значительные, монументальные, дорогостоящие, грандиозные и внушительные архитектурные произведения, дошедшие до нас, связаны не с живыми, а с покойниками. Издревле основными сооружениями были не только храмы, но и монументальные гробницы царей и знати. Это объясняется тем особым значением, которое имели в Египте заупокойные культы, тесно связанные с широко развитыми культами умирающих и воскресающих божеств природы. Причем загробной жизни внимания уделялось гораздо больше, чем земной! И следствием этого особого отношения древних египтян к своему посмертному бытию стало то, что наибольшее внимание отдавалось гробницам, заупокойным храмам и всем остальным архитектурным формам, большим и малым, связанным с культами мертвых.

Другие особенности египетской архитектуры обусловлены применением определенных строительных материалов. Как и Месопотамия, Египет – страна, лишенная строительного леса. Дерева в Египте было так же мало, как и в других оазисах африканской пустыни. Здесь произрастали только пальмы, сикоморы, дающие дерево плохого качества, и тростник. Обычным строительным материалом служила глинистая земля Нильской долины. Также в каменоломнях в скалах, окружающих Нильскую долину, добываются огромные глыбы известняка и песчаника, а гранит доставляется из области Нильских порогов.

 

Поэтому естественно, что фараоны и знать, которые уделяли особое внимание обеспечению себе посмертной вечной жизни, а следовательно, и сооружению прочных гробниц, еще в самые древние времена стали применять для их сооружения камень – наиболее прочный из имевшихся у древних зодчих материал. Гробницы – дома вечности – явились первыми каменными постройками.

В это же время дома, предназначенные для живых, египтяне, независимо от своего социального положения, строили из не очень-то прочного дерева, тростника, глины или кирпича-сырца и никогда не использовали камень (вот почему до нас дошло так мало египетских жилищ).

Светские здания вообще почти не сохранились. О внешнем виде дворцов мы можем судить только лишь по изображениям их фасадов на стелах и саркофагах, представление же о домах дают помещавшиеся в гробницы глиняные домики для души. Среди немногочисленных сохранившихся жилищ большинство составляют деревенские лачуги, и лишь в столичном городе Ахетатоне обнаружены дома представителей знати.

Древнейшие дома додинастического периода зачастую представляли собой простые убежища для защиты от ветра и солнца, вполне пригодные для жизни в условиях сухого и жаркого климата. Усадьбы знати – это уже довольно сложные сооружения: с ванными комнатами, канализацией и просторными общими комнатами с высокими потолками и небольшими окнами, тесными спальнями и отдельно стоящими кухнями, скотными дворами и зернохранилищами. Общие комнаты часто украшали настенными росписями. Лестница вела на крышу, где семья проводила значительную часть времени, или на второй этаж. При жилище имелась молельня для поклонения одному или нескольким богам (в Ахетатоне – исключительно Атону), обычно представлявшая собой отдельное сооружение во внутреннем дворе дома. Поскольку большинство египтян, за исключением фараонов, имели по одной жене, в обычном жилище отсутствовали специальные женские помещения. Египтянки участвовали в общественной жизни и обладали многочисленными правами, которых были лишены женщины в других странах Древнего Востока.

Итак, памятники египетской архитектуры можно разделить на два типа: памятники архитектуры, применявшей в качестве строительного материала глину (сюда относятся жилища и крепостные сооружения), и памятники мегалитического характера, к которым относятся культовые здания – храмы и гробницы.

С точки зрения строительных приемов египетское искусство чрезвычайно просто. Глина позволяет возводить прочные своды без сложных лесов и кружал. Камнем пользуются для вертикальных частей здания (стен и столбов), поддерживающих плафон из больших плит. Храм строится, как дольмен. Ни изысканной конструкции, ни беспокойных форм: горизонталь доминирует в композиции постройки и в окружающем пейзаже. Глухая масса с редкими и скупыми членениями господствует над пролетами. Все вызывает чувство устойчивости и долговечности. Ни одно искусство не создавало столь простыми средствами такого впечатления подавляющей грандиозности.

1. Такой тип жилища – пуэбло – до недавнего времени существовал у американских индейцев.2. Kонтрфорсы (от фр. contreforce – противодействующая сила) – конструкция, которая усиливает наружную стену, принимая на себя нагрузку. Они применяются и в настоящее время. Это каменные, бетонные или железобетонные поперечные стенки, вертикальные выступы или ребра. Kаменный контрфорс был один из основных элементов готических конструкций.3. Модулем в архитектуре называют предварительно заданную величину, кратным которому принимаются другие размеры при разработке проекта.

fictionbook.ru

Главные книги об архитектуре • Arzamas

Историк искусства Вадим Басс, посоветовавшись с коллегами, составил список книг, необходимых к прочтению всем интересующимся архитектурой

Подготовил Вадим Басс

1. John Summerson. «The Classical Language of Architecture»

Впервые опубликованная еще в начале 1960-х, эта книжка стала главным кратким руководством к пониманию всего, что с колоннами. Она именно что про язык — его структуру, словарь, про историю этого языка — и про врастание колонн в современность. Разумеется, в море литературы про классику есть еще много чего: и трактаты самих зодчих (скажем, Палладио), и вполне «классические» исследования, посвященные архитектуре разных периодов (например, Рудольфа Виттковера, Джеймса Аккермана — про Ренессанс, Эмиля Кауфманна или Хелен Розенау — про Просвещение), и общие книжки про классику — например, Демитрия Порфириоса. Но вот чтобы в полтораста страниц почти все важное уместить — это редкость.


2. Генрих Вёльфлин. «Ренессанс и барокко»

Книга вышла в Мюнхене в 1888 году, в русском переводе первый раз была напечатана сто лет назад — в 1913-м. Читать стоит уже для того, чтобы увидеть, как чувствительно был настроен глаз наших предшественников — до того как их завалило кубиками модернизма и прочими сильными формами. А тут — волюта на фасаде церкви чуть по-другому пошла, и делается вывод, что сменилась целая эпоха, пришла новая — аж на два века. А кроме того, в основе вёльфлиновского метода — милая и понятная каждому психология: «Мы судим о каждом предмете по аналогии с нашим телом. Мы готовы различать в любом предмете… некое существо, которое имеет голову и ноги, переднюю и заднюю стороны. Мы убеждены, что предмету неприятно стоять косо или падать. …мы с удивительной тонкостью воспринимаем радость или горе бытия любой конфигурации… <…> Мы предполагаем, что всюду существуют тела, подобные нашему; весь внешний мир мы обозначаем по принципам выразительности, перенятым у собственного тела. <…> И разве архитектура не подвержена тому же закону непроизвольного одушевления?»


3. Дэвид Уоткин. «История западноевропейской архитектуры»

Кембриджский профессор Уоткин за последние сорок лет создал внушительный список книг про архитектуру английскую и не только, а еще про историю архитектурной истории и теории. Диапазон его интересов — от античности до наших дней (скажем, он автор книги про современного классика Куинлана Терри). «История западноевропейской архитектуры», в начале нового века вышедшая в русском переводе, — настоящая мечта студента (да и просто «широкого круга читателей»): в одном томе — все, «от бизона до Барбизона». 


4. Владимир Кринский, Иван Ламцов, Михаил Туркус. «Элементы архитектурно-пространственной композиции»

Эта книжка — сумма модернистских композиционных идей и методов, практиковавшихся с 1920-х во ВХУТЕМАСе. Она вышла в качестве учебника в 1934-м, когда советская архитектура уже «осваивала классическое наследие». Читать ее, с одной стороны, обязательно, а с другой — вроде бы и не нужно. Обязательно — чтобы понять, что творится в головах у советских архитекторов и их сегодняшних наследников, как сложился тот набор слов («масса», «ритм», «пространство» и тому подобное), с помощью которых еще и сегодня думают об архитектуре и нам про нее рассказывают. А не нужно — потому что «Элементы» вросли в пропедевтические курсы по архитектуре, так что, листая очередной учебник «объемно-пространственной композиции» или основ архитектуры, вы все равно читаете тех же Кринского, Ламцова и Туркуса.


5. Ле Корбюзье. «К архитектуре»

«У Корбюзье то общее с Люфтваффе, что оба потрудились от души над переменой облика Европы», — писал классик. Коллег-архитекторов Корбю тоже перепахал знатно. Отчасти потому, что говорил и писал много и убедительно. Серия статей в журнале «L’Esprit nouveau» была собрана и издана книжкой в 1923-м. Получился манифест архитектурного модернизма, призывающий, как модернистам и полагалось, учиться целесообразному у инженеров. Поэт геометрии, законов, точности, Корбюзье завершает книжку разделом про индустриальное домостроение и знаменитой социальной дилеммой: архитектура или революция. Вместо лечения отдельного дома надо придумать хорошую жилую ячейку, производить их заводским способом и набирать хорошие дома, а из них — хорошие города. Вроде бы чем не выход? Ответ у вас за окном. Зато «пять принципов Корбюзье» студент-искусствовед назовет, хоть ночью разбуди. Не зря ж архитектура — это риторика. Суггестивность и афористичность Корбю оказались куда важнее его «вродекакнаучных» построений. А текстов архитектор написал еще немало, в том числе и про сочиненный им в середине века «модулор» — систему пропорционирования, несколько наивную попытку придумать модернизм с человеческим лицом.


6. Роберт Вентури. «Сложности и противоречия в архитектуре»

Следующему поколению зодчих пришлось разгребать тот дивный новый мир, который был создан усилиями модернистов (и пилотов бомбардировочной авиации). Манифестом постмодернизма стала маленькая книжечка Роберта Вентури, во введении к которой Винсент Скалли писал: «Это, возможно, самый важный труд о том, как следует делать архитектуру, с момента выхода в 1923 году „К архитектуре“ Ле Корбюзье». Книга Вентури и открывается манифестом «непрямолинейной архитектуры» — только не грубым, а «спокойным, кротким» — a gentle manifesto. Вместо модернистской строгости — просто какое-то «к людям надо мягче, а на вопросы смотреть ширше»: «я предпочитаю скорее „и-и“, чем „или-или“, черное и белое и иногда серое — скорее чем черное или белое». Главное — постмодернисты вновь «разрешили» историю. Не бросать исторические формы с корабля современности, а изучать, включать, играть с ними. Следующие тексты (например, недавно переведенные на русский «Уроки Лас-Вегаса») написаны Вентури в соавторстве с женой — Дениз Скотт Браун. В частности, именно ей принадлежит знаменитое разделение построек по принципу коммуникации со зрителем на «утки» и «декорированные сараи».


7. Рейнер Бэнем. «Новый брутализм: этика или эстетика?»

Английское издание 1966 года, русское — 1973-го. Бэнем — один из явных лидеров в номинации «как надо писать об архитектуре, чтобы и профессионалы не кривились, и нормальный человек не тосковал». Пример идеального сочетания фигур и фона, контекста и вещей, обзора явлений и тенденций — и анализа конкретных памятников. Высший пилотаж — особенно если вспомнить, что речь идет об архитектуре повседневной, суровой и часто не слишком-то привлекательной. Бэнем — автор еще многих важных книг, например «Theory and Design in the First Machine Age» или «Age of the Masters. A Personal View of Modern Architecture» («Взгляд на современную архитектуру. Эпоха мастеров» в русском переводе). Впрочем, советский читатель хорошими книжками про современную архитектуру обижен не был — достаточно вспомнить Зигфрида Гидиона (его работа «Пространство, время, архитектура», впервые изданная еще в 1941-м, была опубликована в переводе с очередного издания в 1973 году) или Кеннета Фремптона (перевод его «Современной архитектуры» вышел в 1990 году).


8. Чарлз Дженкс. «Язык архитектуры постмодернизма»

Перевод 1985 года книги «The Language of Post-Modern Architecture» (1977). Про то, как архитектура разговаривает с нами и как сделать, чтобы разговор этот не превращался ни в крик, ни в бессвязный поток, бормотание. Дженкс — едва ли не главное имя среди авторов, которым «массовый читатель» обязан пониманием: архитектура — это не только про красоту или про удобство, это прежде всего про коммуникацию со зрителем. В нашей стране издание пришлось особенно кстати: всякий советский Витрувий с глубокомысленным видом мог теперь рассуждать про «двойное кодирование» да про метафоры. Поскольку главным искусством у нас оставалось умение передрать прием, оставив все эти ваши философии, в речи отечественных зодчих появлялись порой чудовищные конструкции вроде «я работаю в постмодернизме».
А книги Дженкса 1970-х (скажем, «Architecture 2000: Predictions and Methods» 1971-го или «Modern Movements in Architecture» 1973-го) читать интересно еще и потому, что из середины 2010-х видно, насколько точен оказался автор в осмыслении современной ему архитектуры и в предсказаниях на будущее, которое для нас — уже прошлое. Дженкс — мыслитель плодовитый, за прошедшие почти полвека книг уже на полку наберется.


9. Владимир Паперный. «Культура Два»

Лучшее, что придумано о «сталинской архитектуре» — или, точнее, лучшее, что рассказано через архитектуру о наших бабушках и дедушках и о нас с вами. Красивая конструкция, построенная на оппозиции культуры модернистской — и имперской, иерархической и централизованной. Как любая схема, чем красивее, тем к ней больше вопросов, но, чтобы они возникли, надо было, чтобы кто-то обозначил полюса — что и сделал Владимир Паперный. В России книга впервые вышла в 1996-м (в США — десятилетием раньше) и стала общеобязательной к прочтению. Особенно рекомендуется сегодня, когда мы становимся свидетелями очередного «затвердевания» (или подмораживания).


10. Рем Колхас. «Нью-Йорк вне себя»

Книжки про город — отдельный жанр. У предыдущего поколения советских градостроителей была своя Библия — «Образ города» американца Кевина Линча, изданный в русском переводе в 1982-м. В основе «Образа» — исследование того, как мы воспринимаем пространственное окружение. Что выделяем, что считываем, что ценим. И как надо проектировать города, чтобы нам там было хорошо. «Delirious New York» голландца Рема Колхаса, одного из лидеров современной архитектуры, опубликован в 1978-м. И если для Линча в окружающей среде главное — читаемость, предсказуемость, то Колхас исследует город не как надежную машину по производству эмоций и значений, а как организм, живущий своей жизнью. Представьте, что вы взяли свою кошку и реконструируете божественный замысел на ее счет. Только в городе этот замысел реализуется при посредстве множества игроков, где все — жители, а есть среди них и архитекторы. И получается, Нью-Йорк — место и архитектурный ландшафт, сумма жизненных энергий и ограничений.

P. S. Для любителей архитектурной теории существуют отличные сводные издания —например, за авторством Hanno-Walter Kruft, Harry Francis Mallgrave, Paul-Alan Johnson. Для ценителей современного зодчества и архитектурных манифестов — скажем, сборник «Architecture Theory since 1968» (редактор K. Michael Hays).  

arzamas.academy

10 лучших книг об архитектуре: список книг для архитекторов

 

Если ты уже перелистал все возможные издания с архитектурой старого доброго Френка Л.Райта и, как таблицу умножения, знаешь содержание книг дедушки Нойферта и Ле Корбюзье, то вот тебе приятный бонус из 10 новых книг, с которыми просто обязан быть знаком каждый крутой архитектор нашего времени.

 

Поехали:

 

 

~ Philip Jodidio

100 Contemporary Concrete Buildings

изд. TASCHEN

 

книга 100 Contemporary Concrete Buildings

 

Вот уже пол века на мировом архитектурном подиуме блистает во всех проявлениях его величество Бетон. На сегодняшний день это один из самых популярных материалов в строительстве в силу его доступности, прочности и возможности создавать из него любые формы.

Самая крутая бетонная архитектура последних лет красуется на страницах этого стильного TASCHENовского двухтомника.

 

 

книга 100 Contemporary Concrete Buildings

 

 

 

книга 100 Contemporary Concrete Buildings

 

 

 

~ Том Уилкинсон
Люди и кирпичи: Десять архитектурных сооружений, которые изменили мир

 

 

книга Люди и кирпичи: Десять архитектурных сооружений, которые изменили мир


Ты попадешь в увлекательное путешествие во главе с историком архитектуры Томом Уилкинсоном, в котором вы вместе будете исследовать долгие и непростые отношения между архитектурой и человеческим мировоззрением, в контексте их трансформаций во времени.

 

 

 

~ Лорейн Фарелли

Фундаментальные основы архитектуры

 

книга Фундаментальные основы архитектуры


Эта книга будет полезна тебе даже если ты уже давно бороздишь архитектурные просторы.  А если ты студент – тогда срочно читать! Тут всесторонний обхват изучаемого предмета. Все четко, структурировано, компактно.

 

 

 

~ Philip Jodidio

ANDO. Complete works to date 1975-2014

изд. TASCHEN

 

 

книга ANDO. Complete works to date 1975-2014

 

Будет просто непростительной ошибкой, если ты пройдешь мимо наиболее полного издания монографии работ самого восхитительного японского покорителя пространств  - Тадао Андо.

Ведь он обладатель нескольких наиболее престижных мировых премий в области архитектуры, в т.ч. и Притцкеровской. А это уже не шутки. Ну и, конечно же, фотографии его потрясных творений заставят тебя провести немало времени с открытым от восторга ртом и глазами, полными вдохновения.

 

 

книга ANDO. Complete works to date 1975-2014

 

 

книга ANDO. Complete works to date 1975-2014

 

 

книга ANDO. Complete works to date 1975-2014

 

 

книга ANDO. Complete works to date 1975-2014

 

 

 

~ JAPAN
Книга о японской архитектуре

изд. DETAIL

 

Книга о японской архитектуре

 

Немецкое издательство Detail познакомит тебя как можно подробнее с архитектурой предков открытых пространств и минимализма. Для любителей суши, так сказать.

 

 

 

~ Майкл Соркин

Двадцать минут на Манхэттене

 

 

книга Двадцать минут на Манхэттене

 

 

Если вдруг ты всегда хотел прогуляться по Нью-Йорку с архитектурным критиком и послушать его рассуждения о современном урбанизме, истории, политике и социологии – тебе сюда. Ты побываешь на Манхэттене с Майклом Соркиным, который расскажет тебе, в чем секрет этого единого развивающегося организма.

Все это счастье произойдет с тобой по дороге от его дома в Гринвич-Виллидж до личной студии в районе Трайбека.

 

 

 

~

100 Interiors Around The World

изд. TASCHEN

книга 100 Interiors Around The World

 

 

книга 100 Interiors Around The World

 

Еще один потрясный двухтомник от TASCHEN, который объединил в себе все самые вдохновляющие и выдающиеся интерьеры нашего времени с шести континентов. Ты просто обязан это увидеть!

Ведь все они тщательно отобраны и круто сфотографированы, чтобы ты мог заценить весь глобальный спектр современных стилей.

 

 

книга 100 Interiors Around The World

 

 

книга 100 Interiors Around The World

 

 

 

~ Эдвард Глейзер

Триумф Города. Как наше величайшее изобретение делает нас богаче, умнее, экологичнее, здоровее и счастливее

 

 

 

Гарвардский экономист Эдвард Глейзер с помощью исторических описаний и собственных наблюдений покажет тебе скрытые механизмы работы городов. Вопреки общим представлениям, он объяснит, почему города являются более здоровыми, культурно и экономически богатыми, и даже экологичными местами для жизни.

 

 

 

 

~ Philip Jodidio

100 Contemporary Wood Buildings

изд. TASCHEN

 

книга 100 Contemporary Wood Buildings

 

С приходом на арену бетона и стали, многие ошибочно полагают, что деревянная архитектура осталась в прошлом. У нас, опять таки, есть два тома доказательств, что дерево возрождается снова и снова в самых безумных творениях современных деятелей.

В этом издании собраны самые инновационные и колоритные объекты 21 века, созданные из дерева благодаря новейшим технологиям производства и талантливым архитекторам со всего мира.

 

 

книга 100 Contemporary Wood Buildings

 

 

книга 100 Contemporary Wood Buildings

 

 

книга 100 Contemporary Wood Buildings

 

 

 

~ Peter Chadwick

This Brutal World

 изд. PHAIDON

 

 

 книга This Brutal World

 

 

Супермощная коллекция самой впечатляющей брутальной архитектуры, когда-либо созданной на планете. Эта книга прольет свет на неизвестные тебе ранее брутальные сокровища со всего мира.

Не упусти возможность погрузиться в глобальное исследование этого впечатляющего архитектурного стиля через лучшие произведения Захи, Дэвида Чипперфилда, а также некоторых самых крутых представителей брутализма в ушедшем столетии. Да-да, ты уже догадываешься о ком идет речь - Ле Корбюзье, Луис Кан и другие талантливые дяди.

 

 

книга This Brutal World

 

 

книга This Brutal World

 

Читай также:

8 современных книг об архитектуре

 

thearchitect.pro

Список литературы на тему "Стили и направления в архитектуре

Список литературы

Генератор кроссвордов

Генератор титульных листов

Таблица истинности ONLINE

Прочие ONLINE сервисы

 

Список литературы

1. Архитектурное наследие России. Федор Шехтель. - М.: Издательский дом Руденцовых, 2011. - 512 c.
2. Бартенев, И. А. Беседы об искусстве. Архитектура / И.А. Бартенев. - М.: Художник РСФСР, 2007. - 428 c.
3. Бартенев, И. А. Очерки истории архитектурных стилей / И.А. Бартенев, В.Н. Батажкова. - М.: Изобразительное искусство, 1983. - 384 c.
4. Бартенев, И. От пирамид до современных зданий / И. Бартенев. - М.: Искусство, 1987. - 166 c.
5. Блюм, Ганс V Columnae или описание и применение пяти ордеров / Ганс Блюм. - М.: Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 2010. - 111 c.
6. Вентури, Роберт Уроки Лас-Вегаса. Забытый символизм архитектурной формы / Роберт Вентури и др. - М.: Strelka Press, 2015. - 212 c.
7. Виньоло Архитектурные ордера / Виньоло. - М.: Типография Александр Улыбин, 1993. - 146 c.
8. Все о стилях в мировой архитектуре. - М.: Bestiary, 2012. - 112 c.
9. Давидич, Т. Ф. Стили в архитектуре Харькова / Т.Ф. Давидич. - М.: Литера Нова, 2013. - 164 c.
10. Кириллов, В. В. Архитектура "северного модерна" / В.В. Кириллов. - М.: Ленанд, 2014. - 160 c.
11. Кушнер, Марк Будущее архитектуры. 100 самых необычных зданий / Марк Кушнер. - М.: АСТ, 2015. - 176 c.
12. Маевская, М. Норман Фостер / М. Маевская. - М.: Директ-Медиа, Комсомольская правда, 2015. - 117 c.
13. Макогонова, М. Л. Архитектурная графика эпохи конструктивизма / М.Л. Макогонова. - М.: ГМИСПб, 2008. - 264 c.
14. Овсянникова, Елена Archilog №1. Архитектор Иван Леонидов. 1925-1959. Плакат / Елена Овсянникова , Николай Васильев. - М.: Татлин, 2014. - 447 c.
15. Овсянникова, Елена Archilog №1. Архитектор Константин Мельников. 1916-1936. Плакат / Елена Овсянникова , Николай Васильев. - М.: Татлин, 2014. - 694 c.
16. Овсянникова, Елена Archilog №11. Архитектор Георгий Вегман. 1921-1953. Плакат / Елена Овсянникова. - М.: Татлин, 2014. - 523 c.
17. Овсянникова, Елена Archilog №6. Архитектор Николай Ладовский. 1919-1935. Плакат / Елена Овсянникова. - М.: Татлин, 2014. - 587 c.
18. Орнаменты ковки и литья. - М.: Издательство В. Шевчук, 2011. - 239 c.
19. Ракитин, В. И. Энциклопедия русского авангарда. Изобразительное искусство. Архитектура. Том 3. В 2 книгах (комплект) / В.И. Ракитин, А.Д. Сарабьянов. - М.: Глобал Эксперт энд Сервис Тим, 2014. - 816 c.
20. Рябушин, Александр Архитекторы рубежа тысячелетий. Книга 2. Поиски и открытия / Александр Рябушин. - М.: Искусство - XXI век, 2014. - 416 c.
21. Самогоров, Виталий Archilog №9. Архитектура Самары (Куйбышева). 1922-1940. Плакат / Виталий Самогоров. - М.: Татлин, 2014. - 376 c.
22. Федотова, Е. Д. Париж Наполеона III / Е.Д. Федотова. - М.: Белый город, 2015. - 400 c.
23. Хопкинс, О. Визуальный словарь архитектурных стилей / О. Хопкинс. - М.: Питер, 2015. - 224 c.
24. Чапкина-Руга, Софья Стиль Шинуазри в России / Софья Чапкина-Руга. - М.: Контакт-Культура, 2010. - 160 c.
25. Шуази, Огюст История архитектуры. В 2 томах (комплект) / Огюст Шуази. - М.: Издание гр. П. С. Уваровой, 2001. - 524 c.


Внимание: данные, отмеченные красным цветом, являются недостоверными!

Книги, использованные при создании данного списка литературы:

В нашем каталоге

Околостуденческое

Это интересно...

Наши контакты

spisok-literaturi.ru

11 редких книг по архитектуре и дизайну в открытом доступе: vakin — LiveJournal

Издание ArchDaily опубликовало список из 25 книг по классической архитектуре, городскому планированию и дизайну, которые есть в открытом доступе. «Теории и практики» отобрали и выложили 11 из них (скачать или почитать можно прямо по ссылке). Осторожно: все книги на английском языке (зато с картинками).

Витрувий (15 год до н. э.). «Десять книг об архитектуре»

Одна из самых главных книг по классической архитектуре, написанная римским зодчим и механиком Витрувием Поллионом еще в первом веке до нашей эры.

Джон Рескин (1889). «Семь светочей архитектуры»

Самое главное в книге — иллюстрации, выполненные известным художником и арт-критиком викторианской Англии Джоном Рескиным.

Банистер Флетчер (1905). «История архитектуры»

В основе книги — сравнительный анализ архитектурных стилей различных стран в попытке найти их истоки.

Кристофер Дрессер (1882). «Япония: Архитектура, искусство и те, кто его производит»

Исследование японского дизайна, выполненное первым промышленным дизайнером Кристофером Дрессером.

Станислаус фон Мооз (1968). «Ле Корбюзье: Элементы синтеза»

Трактат о жизни и творчестве пионера архитектурного модернизма и функционализма Ле Корбюзье.

Дж. Фрейзер Смит (1941). «Белые столбы»

Книга о тенденциях американской сельской архитектуры.

Генри Расселл Хичкок и Артур Дрекслер (1949). «Построено в США: Послевоенная архитектура»

Фотографии, макеты и прочие документы работ архитекторов послевоенной эпохи.

Жиро Харада (1936). «Уроки японской архитектуры»

Исследование японской архитектуры со множеством графиков и иллюстраций от пребуддистской эпохи до 1930-х годов.

MoMA (1938). «Архитектура и интерьер»

Эссе, посвященное работам пионера скандинавского дизайна Алвара Аалто. Изначально эссе содержалось в приложении к выставке мебели и дизайна Музея современного искусства 1938 года.

Леон Баттиста Альберти (1443). «Об искусстве строительства»

Первая книга об архитектуре, которая была напечатана в эпоху Ренессанса.

Льюис Мамфорд (1934). «Техника и развитие человечества»

Теоретик и историк архитектуры Льюис Мамфорд рассказывает, как техника влияет на развитие цивилизации на протяжении всей истории.

Полный список — на ArchDaily.

Источник - theoryandpractice.ru

vakin.livejournal.com

Что читать любителю архитектуры: советуют профессионалы :: Статьи

Чтобы выбрать книги, мы спросили совета у трех архитекторов: основателя ТПО «Резерв» Владимира Плоткина, руководителя бюро SPEECH Сергея Чобана и директора архитектурной школы МАРШ Никиту Токарева. К практикам присоединилась и супруга главного архитектора Москвы Ирина Кузнецова. Она как раз узнавала профессию с противоположной стороны и теперь руководит издательской программой Москомархитектуры, выпуская книги по архитектуре и градостроительству.

Мы разделили книги на две категории: те, что написали сами архитекторы, и те, где об архитектуре говорят журналисты и искусствоведы. Не забыли и про классику с детскими изданиями.

 

Книги, где рассказывают сами архитекторы


Мыслящая рука

Юхани Палассмаа, 2013 / выбор Никиты Токарева

Книги

Для Никиты Токарева эта книга и есть «суть архитектуры, которая изложена для образованного читателя». Главная мысль автора в том, что архитектура — это всегда про вселенские проблемы маленького человека, которые решают через проектирование и строительство. Вот как Евгений Асс комментирует книгу: «Обсуждение архитектуры в наши дни ведётся или в терминах стиля, или в контексте политики, финансов и корпоративных интересов. Палласмаа же возвращает разговор об архитектуре к сокровенной сути строения, к ощущению и переживанию человеком материала и пространства. Он обращает внимание на, казалось бы, очевидный факт, что мы воспринимаем архитектуру не только глазами, но и всеми остальными органами чувств, всем телом».

 

Нью-Йорк вне себя

Рем Колхас, 1978 / выбор Владимира Плоткина

Книги

Книга давно стала классической. Колхас пришел в архитектуру из журналистики, поэтому исследование в тексте перекликается с живым рассказом и историями. Книга наглядно показывает по каким законам живет крупный город и как формируется его лицо через типологию небоскребов.

 

Об архитектуре

Андрей Буров, 1960 / выбор Сергея Чобана

Книги

«После этой книги я впервые понял, чего мне так остро не хватает в современной архитектуре», — говорит Сергей Чобан. Работа Бурова провозглашает нонконформизм в архитектуре, агитирует к новым техническим достижениям в строительстве и ругает советский формализм. Исследование можно назвать субъективным, но от этого оно не становится менее интересным.

 

Social life of small urban spaces

«Социальная жизнь маленьких городских пространств»
Уильм Уайт, 1980 / выбор Ирины Кузнецовой

Книги

Советует Ирина Кузнецова: «Мой муж, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, часто повторяет фразу: „Архитектура — менеджмент жизни!“ Чтобы рядовому горожанину понять, как действительно архитектура влияет на нашу повседневную жизнь, рекомендую почитать книгу Уильма Уайта, написанную аж в 1980 году. В своё время она совершила мини-революцию в подходах к планированию города.

Авторы устанавливали камеры в публичных местах и наблюдали как живет пространство и какие факторы влияют на общественное поведение. Например, они заметили, что мужчины и женщины выбирают разные места для отдыха, что благодаря качественному благоустройству и уличной мебели можно повлиять на присутствие нежелательных групп людей и что грамотным планированием пространств и качеством строительных материалов можно влиять даже на погодные условия. Часто люди чувствуют, что в одном месте им приятно находиться, а в другом не очень. Но что влияет на эти ощущения, ответить могут не все. В книге Уайта много информации по этой теме. Книга издана на английском языке, но читается очень легко».

 

Как стать архитектором

Дуг Пэтт, 2013 / выбор Никиты Токарева

Книги

Книга написана архитектором, а не журналистом или популяризатором, хотя очень хорошим языком. Ее можно считать очень краткой, но универсальной энциклопедией по архитектуре. В книге речь идет об особенностях современной архитектуры: автор сравнивает градостроительные процессы прошлых эпох и переосмысляет их на новый лад. Произведение дает представление о том, как мыслит архитектор и из чего он черпает вдохновение.

 

Шпандау: Тайный дневник

Альберт Шпеер, 1975 / выбор Сергея Чобана

Книги 

В России книга вышла только в 2014 году. Она представляет собой смесь художественной, автобиографической прозы и исторического очерка. Главное ее достоинство в том, что она, будучи насквозь литературной, написана архитектором: благодаря произведению можно понять, как воспринимает мир архитектор, а заодно узнать, в каком пространстве сосуществовали заключенные по Нюрнбергскому процессу в тюрьме Шпандау.

 

Книги об архитектуре глазами неархитекторов

Но от этого читать их не менее интересно.

 

Архитектура счастья. Как обустроить жизненное пространство

Аллен де Боттон, 2013 / выбор Владимира Плоткина

Книги

Просто прочитайте, что говорит Владимир Плоткин: «Книга произвела сильнейшее впечатление: языком, правильными темами, любопытными сентенциями. Я, человек, который обычно довольно скептически относится к беллетристике, делал в ней пометки».

Вопреки названию, книга не про то, как организовать интерьер или построить город — но про то, как учиться видеть красоту и понимать, «о чем говорят здания» (именно так называется одна из глав). Исследование учит чувствовать архитектуру на уровне эстетического восприятия, взаимодействия стилей и человеческих ценностей.

 

Культура Два

Владимир Паперный, 1985 / выбор Никиты Токарева

Книги

Паперный писал «Культуру Два» в Америке с расчетом на читателя, который не разбирается в архитектуре. Однако именно эту архитектуру он сделал главным материалом для того, чтобы показать культурные и социальные процессы советской среды. Книга актуальна и в наше время: она дает представление о том, как устроена обывательская культура и рассказывает о сталинской архитектуре и скульптуре.

 

Cities, Museum and Soft Power

«Города, музеи и их скрытый потенциал»
Gail Lord, Ngaire Blankenberg, 2015 / выбор Ирины Кузнецовой

Книги

Через типологию музея авторы показывают, как архитектор может культурными средствами управлять городом. В книге объясняется, насколько важно менять жизнь горожан с помощью культуры, привлекать ею туристов и как один музей способен обеспечить рабочими местами сотни человек. Именно в этом и состоит его «мягкая власть».

 

Пространство, время, архитектура

Зигфрид Гидион, 1975 / выбор Владимира Плоткина

Книги

Книга дает полное представление о том, как проявили себя западные архитекторы в XX веке: на кого они опирались, чем вдохновлялись и что из этого вышло в веке технического прогресса. Кроме того, что автор практически игнорирует русскую и советскую систему градостроительства, книгу можно считать одной из хрестоматийных работ по истории вопроса. Написана она простым и легким языком, а полезна будет и начинающему архитектору, и любителю, и искусствоведу.

 

Образ города и его элементы

Кевин Линч, 1961 / выбор Никиты Токарева

КнигиМы поставили обложку англоязычного издания, но книга переведена и на русский язык.

Хрестоматия, которая повествует о городе с точки зрения психологии, социологии, архитектуры. Работа очень структурирована, поэтому легко воспринимается: город у Линча классифицирован и делится на пути, границы, районы и т.д. Каждый из пунктов подробно описан, а по мере погружения в книгу читатель понимает, как развивается город. Книга покажет, как сегодня изменилось восприятия города обывателями и заставит задуматься.

 

Люди за забором. Частное пространство, власть и собственность России

Максим Трудолюбов, 2015 / выбор Никиты Токарева

Книги

Книга, написанная журналистом, описывает то, как сосуществуют российское законодательство и архитектура в контексте истории. С одной стороны, она описывает частные пространства — квартиры, дворы и заборы. С другой, затрагивает проблемы экономики, культуры и социального быта. Таким образом автор показывает, какую большую роль играет архитектура в жизни человека — даже если он этого не осознает.

 

Не забывайте классику литературы

Книги

Объясняет Сергей Чобан: «Интерес к архитектуре большого города у меня связан с первым прочтением книг Достоевского — „Преступление и наказание“, „Идиот“, „Белые ночи“. Нигде образы героев и города не складывались для меня в такую единую картину, как в этих книгах. Еще, конечно, „Пиковая дама“ Пушкина и „Шинель“ Гоголя — также очень архитектурные книги, книги о масштабе города и человека в нем».

 

Детям, или как рождается любовь к архитектуре


Что придумал Ле Корбюзье

Анна Чудецкая, 2012 / выбор Никиты Токарева

Книги

Найти в России книгу, которая познакомила бы детей с миром архитектуры, очень сложно. Анна Чудецкая с помощью ярких иллюстраций, фотографий и эскизов показывает, какой была жизнь мастера и как он с помощью карандаша увековечил свое имя.

 

Детям об искусстве. Архитектура

В 2-х книгах. Ольга Синицына, Надежда Смолина, 2014 / выбор Ирины Кузнецовой

Книги

Книги в очень доступной, легкой форме расскажут самым юным и любознательным о том, что такое архитектура. Из первого сборника можно узнать, из чего строят дома, какие они выполняют функции, как раньше жили люди и из каких материалов проектировали здания. Второй ориентирован на аудиторию постарше — он знакомит молодежь со знаковыми архитекторами и мировыми достопримечательностями.

***

Хотя у детей такая фантазия, что часто и не нужно искать специальную книгу. Они найдут нужные образы где угодно. Вот как начиналось знакомство с архитектурой у Сергея Чобана и Владимира Плоткина:

Сергей Чобан: «Для меня интерес к архитектуре начался с книги Юрия Халаминского „По старым русским городам“ с рисунками А. Кокорина. Мне было тогда около 10 лет. Сразу захотелось побывать во всех этих удивительных городах, воочию увидеть потрясающие здания — скульптуры с неровными белыми стенами. Русская архитектура допетровского времени и сегодня остается для меня неисчерпаемым источником вдохновения».

Владимира Плоткина в детстве поразил фотоальбом «Архитектура Ленинграда» 1953 года: «Я изучил его сразу, как только научился читать. Мне было лет семь, и именно тогда я решил — неплохо было бы стать архитектором! Потому что я это полюбил. Зачитал его до дыр, помню удивительный запах страниц. А альбом до сих пор хранится у меня».

 

archspeech.com

6 книг про архитектуру | Журнал Популярная Механика

Первое в истории рукотворное сооружение дало начало архитектуре. С тех пор строения усложнялись, появлялись новые направления, делались серьезные открытия.

«Гении современной архитектуры»

История архитектуры XX века через призму биографий 75 самых влиятельных архитекторов мира. Увлекательные личные истории и описание значимых работ, которые сформировали современную архитектуру. Составленная в хронологическом порядке книга дает полное представление об этапах становления современной архитектуры и ее поворотных моментах.

Подробнее о книге

«Архитектурная Москва»

Перед вами книга, в которой все интересные места столицы с их живыми описаниями и фотографиями удобно распределены по восьми маршрутам. Фотограф Елена Крижевская проведет читателя как по самым знаковым, но до сих пор смутно знакомым местам, так и по совершенно новым объектам новой Москвы, о которых мало где пишут. Удобный формат книги позволяет везде носить ее с собой, а от ярких фотоиллюстраций не захочется отрываться и дома.

Подробнее о книге

Удивительные города, в которых не живут люди

«Психология архитектуры»

Что собой представляет пространство? Любомир Костронь считает, что пространство — это ограниченное ничто. Именно к природе архитекторы должны обращаться за вдохновением. Архитектура и природа должны звучать в унисон. Этот оригинальный подход, который, собственно, и отличает эту книгу от других книг на эту тему. «Психология архитектуры» будет интересна архитекторам, дизайнерам, а также психологам, культурологам и всем тем, кто хотел бы научиться понимать связь с окружающим миром.

Удивительные города, в которых не живут люди

Подробнее о книге

«Архитектура забвения»

Вплоть до недавнего времени российский ландшафт изобиловал руинами. Руины — во многих отношениях образ рефлексивности, самосознания культуры, и Россия в этом отношении не исключение. Это издание исследует значение, приписываемое руинам в искусстве, а также в политическом дискурсе, от XVIII века до наших дней. Она освещает противоречивые факторы, которые существовали в тот или иной период и препятствовали широкому признанию руин в качестве культурных ценностей. Плюс анализируется, как восприятие руин отражает различные грани идентичности и исторического сознания.

Удивительные города, в которых не живут люди

Подробнее о книге

«Как читать и понимать архитектуру»

Это иллюстрированное издание знакомит с искусством архитектуры во всем многообразии ее основных стилей. Оно будет особенно интересно тем, кто хотел бы проследить всю историю развития архитектуры — от первобытных времен до начала XX века, понять, как, почему изменялись ее формы, и кто из великих архитекторов сыграл в этом значительную роль. В книге раскрываются секреты возведения знаменитых архитектурных сооружений, что дает возможность по‑новому взглянуть на известные всему миру шедевры.

Удивительные города, в которых не живут люди

Подробнее о книге

«Язык архитектуры»

В книге совмещаются теория архитектуры и практика её интерпретации. Обсуждаются основные концепты, обозначаются возможности применения теоретических положений в анализе конкретных построек, принадлежащих основным эпохам истории искусства. Особое внимание уделяется психологическим и социальным контекстам архитектурного творчества. В качестве приложения приводятся некоторые основополагающие тексты, отчасти впервые публикуемые на русском языке и достаточно полно воспроизводящие основные способы интерпретации архитектуры.

Удивительные города, в которых не живут люди

Подробнее о книге

www.popmech.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о