Чем рисуют на стенах граффити: Как рисовать граффити на стене 🚩 Рисование баллончиками с краской 🚩 Рисование – Что нужно знать начинающему райтеру

«Зачем рисуют граффити на стенах?» – Яндекс.Кью

Кто является творцом объекта культуры: автор или аудитория?

Это тег — "визитная карточка" уличного художника. Рассказать об истинном значении или смысле данного символа вам сможет только его автор, но я сомневаюсь, что вы когда либо сможете его встретить (Если вы сами не состоите в граффити тусовке, разве что). 

Очевидное преимущество теггинга перед полноценными кусками это скорость нанесения рисунка и его простота (выполняется 1 цветом, зачастую не отрывая рук), именно поэтому такие рисунки очень узнаваемы и распространены. Я видел это "лицо" очень часто в районе Чистых прудов, Китай Города, Преобраги, Сокольников. Зачастую, в самых необычных местах.  В последний раз - на строительном ограждении во время реконструкции Бульварного Кольца в августе этого года. 

Кстати, в одно время в Москве были очень распространены граффити с рыбой, надпись "fuck", "ЯДЪ". Думаю, каждый живущий в Москве их видел.

В целом можно сказать, что суть таких рисунков в узнаваемости, в некой "анонимной славе" (как бы парадоксально это не звучало). Если интересно, почитайте про американского художника Cope2

, который стал легендой, благодаря идентичным граффити "Cope" по всему Нью Йорку:

Лично я думаю, что цель многоцветных и обширных граффити (Их называют кусками от английского piece, что есть сокращение от Masterpiece) показать скилл, навыки художника, а суть вот таких реактивных тегов — забомбить весь город, отвлечь отдаленных от уличного искусства людей от Московской суеты и рутины, заставить их на секунду задуматься: "Что это за лицо, почему оно грустное и почему я вижу это везде".

Искусство на стене. Почему подростки рисуют граффити на домах и остановках

Когда вижу непонятные закорючки на стене подземного перехода или на остановке общественного транспорта, на ум приходят слова из шуточного стихотворения Успенского: «Это правда! Ну чего же тут скрывать? Дети любят, очень любят рисовать! На бумаге, на асфальте, на стене и в трамвае на окне!» Похоже, что оставлять свои теги на всех плоскостях, до которых дотягивается рука, многим так же необходимо, как слушать любимую музыку. Вот только не все задумываются, что наказание за такие художества отнюдь не шуточные. 

Рисунок Анатолия Щеголева

Новостные сводки регулярно пополняются новыми случаями подобных хулиганств: так, в январе 25-летний минчанин осквернил памятник Пушкину, вымазав ладони поэта красной краской. А пару месяцев назад недохудожники из Орши расписали из баллончика вагон пассажирского поезда: наказана была вся компания, а инициатор получил штраф в размере 70 базовых.

Интересно, чем руководствуется молодежь, оставляющая свои автографы на мемориалах, бигбордах, стенах зданий? Педагог-психолог Республиканского центра психологической помощи Илляна Матвиенко видит различные причины: 

– Первая – стремление к эмансипации, мол, посмотрите, я достаточно смелый и крутой, чтобы нарушать закон. Вторая – получение порции адреналина: ребятам кажется, что если они совершат что-то противоправное, это выделит их из толпы и подарит острые ощущения. Также в этом перечне – желание самовыражения, стремление показать свою принадлежность к определенной субкультуре.

Известный художник Евгений Сосюра, чьи муралы попадают в топы лучших в мире, уверен, что увлечение стрит-артом (разумеется, в законном виде) очень полезно:

– Ребята учатся сочетать цвета, работать в различных художественных техниках, «прокачивают» усердие и упорство. Но я говорю именно об искусстве, а не о мазне, оставленной наспех, например, на автобусной остановке. Каждый, кто берет в руки баллончик, должен спросить себя: украсит ли его картина то или иное здание, стену, пространство. Приступать к работе нужно только в том случае, если ответ положительный. 

Евгений уверен, что ни один уважающий себя уличный художник не станет рисовать на зданиях в исторической части города, памятниках, обелисках или остановках общественного транспорта.

За такие, казалось бы, невинные «шалости» грозит вполне серьезное наказание. Согласно Кодексу об административных правонарушениях, ответственность за незаконное нанесение рисунков влечет наложение штрафа в размере от 30 до 50 базовых величин.

При значительном размере ущерба художники могут понести уголовную ответственность. Статья «Умышленное уничтожение либо повреждение имущества» предусматривает наказание вплоть до ограничения свободы на срок до двух лет. Но чаще всего граффитисты отделываются административными штрафами и возмещением материального ущерба организациям. 

Нередки случаи, когда райтерам вместе с родителями приходится отмывать стены от своих художеств. 

Первый заместитель председателя Белорусского союза архитекторов Михаил Гаухфельд убежден, что городские здания должны украшать профессионалы: 

– Ответственные проекты нужно поручать только людям с опытом и безупречным вкусом, а молодым художникам надо выделять в каждом районе небольшие площадки, где ребята смогут набивать руку. Согласен с тем, что за непрофессиональную роспись, которая портит облик города, необходимо штрафовать.

Стрит-художников нужно воспитывать, уверен проект-менеджер творческого объединения художников Zadelo Дмитрий Веселин

– Я бы не стал называть вандалами всех ребят, которые оставляют граффити на городских зданиях. Зачастую начинающие райтеры просто не знают, где можно рисовать, а где нельзя, не владеют базовыми навыками, поэтому их картины со стороны кажутся несуразной мазней. К сожалению, сегодня в стране нет ни одного объединения по интересам для тех, кто увлекается стрит-артом. 

К слову Дмитрий проводит мастер-классы для воспитанников детских домов. Курс обучения рассчитан на 12 занятий.  Зимой подростки осваивают теорию, а уже с апреля у них начинется практика. Масстер обещает предоставить краски и найти площадку для нанесения рисунков. Дмитрий сетует, что это бывает непросто: 

– Наши города пока не готовы принимать уличных художников. Большинство граффити остаются жить в блокнотах, потому что найти площадку и согласовать эскиз очень сложно: даже у меня, взрослого человека с высшим образованием, на это порой уходит несколько лет. А когда эскиз согласован, часто выясняется, что место не подходит для рисования. Например, это бетонное ограждение площадки, на которой стоят мусорные контейнеры, и прежде чем его расписывать, придется его хорошенько отмыть и продезинфицировать. 

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ РЕБЕНОК УВЛЕКСЯ ГРАФФИТИ? 

Советует художник Евгений Сосюра

1. Разберитесь в мотивации. Постарайтесь понять, что именно интересует сына или дочь в культуре уличного искусства. Ими могут двигать не только творческие порывы, но и потребность в адреналине или уважении друзей.

2. Поговорите об ответственности. Объясните, что за все действия, которые выходят за рамки закона, придется отвечать. 

3. Заинтересуйте искусством. Если подростком движет художественный интерес, подтолкните к изучению истории искусств: сходите в галерею или музей, купите альбом с работами классиков или современных авторов. 

4. Предложите учиться. Посоветуйте ребенку пойти в художественную школу или пройти курсы компьютерной графики, живописи и скульптуры. 

5. Поддерживайте. Хвалите ребенка и вникайте в его интересы, а самое главное – не пытайтесь «задушить» в нем художника. Просто направьте его стремление в мирное русло. 

[email protected]

Где можно рисовать на улице

Где можно рисовать на улице – отдельное направление в искусстве, которое с каждым годом набирает больший интерес у жителей и гостей столицы.

Для этого проводятся акции, фестивали, арт-проекты по оформлению домов и других объектов в разных точках стран и мира. Стрит-арт всегда имело двоякое отношение к своим творениям. Некоторые работы были оценены, как объекты искусства. Большая часть рисунков — как уличный стрит арт.

Стрит арт художники из Москвы и Подмосковья придерживаются своего этического кодекса и не поддерживают методы бомбинга. Они соблюдают нормы, принятые обществом, и не навязывают людям собственные увлечения и художественные пристрастия: не рисуют на машинах и стенах жилых зданий. Граффити-райтеры особо рады тому, что в некоторых городах предоставляют официальные места, в которых художники могут  “творить” или учиться рисовать без опаски быть пойманными. Чтобы узнать узнать, где можно рисовать граффити дочитайте статью до конца.

Среди хитро петляющих переулков Мельбурна (Австралия) можно свернуть на таинственные готические улочки в центре города, стены которых украшают постоянно меняющиеся рисунки граффити. Именно с их помощью можно понять секреты этого прекрасного города. Они стали излюбленным официальным местом для самовыражения райтеров и посещения туристов. Турагенства предлагают для любителей этой субкультуры граффити-туры.

Переулок Hosier Lane является своего рода “оазисом” для граффитеров и пестрит работами разного уровня мастерства: известнейшего художника граффити Banksy и рисунками начинающих райтеров. Переулок можно отыскать на любой карте Мельбурна и устроить невероятную контрастную прогулку — впечатляющие небоскребы в центре города сменяются старыми домами в викторианском стиле. Этот переулок стал своеобразным пресс-волом для оригинальных и стильных фотосессий и fasion событий. Не все работы выполнены качественно и имеют художественную ценность, потому что рисовать разрешается любому желающему. Впечатляет масштаб и возможность пройтись между двухэтажными работами, которым кажется не будет конца.

Места, где можно рисовать граффити есть на территории университета в Сиднее – “Туннель граффити”, там студенты могут выражать свои политические или социальные протесты. Заходя в него, возникает ощущение попадания в таинственный параллельный мир, где существует безграничная свобода творения искусства без страха.

Улица Tesnov в Праге (Чехия) расположена вблизи метрополитена Florenc. Настенная живопись здесь вполне легальна и рисовать можно в любое время. Тем более, ночью эта улица хорошо освещается.

5 Pointz Нью-Йорк (США) – это открытая арт-выставочная площадка из граффити проектов, которым отдан целый городской блок недалеко от Лонг-Айленда. На данный момент это известное место закрыто, читайте в нашей статье историю создания 5 Pointz. Фасад фабричного здания площадью 200 кв.м. разрисован граффити надписями и рисунками. Этот район является эпицентром граффити. Чтобы полюбоваться великолепным видом, надо подняться на крышу и ощутить размах настенной живописи.

В Копенагагене (Дания) в гавани Sydhavnen на самой большой “стене славы” граффити райтеров можно лицезреть масштабные произведения стрит-арта. Из-за того, что это место является мега популярным и желающим оставить свой след художников огромное количество, одна работа сменяется другой и увидеть их можно только находясь там в данный момент времени. Эта стена символизирует динамичную жизнь граффити.

Улица Topiel в Варшаве (Польша) свободна для граффитчиков. Они безбоязненно могут в любое время года творить и совершенствовать свое мастерство. Topiel является любимым местом любителей стрит арта. Она пестрит граффити и инсталяциями. Власти не запрещают граффити-художникам рисовать на стенах Topiel. Таким образом они решают проблему бесплатного преображения внешнего облика общественных мест.

В России тоже поднимается тема о выделении таких площадок для расписывания стен. Недавно этот вопрос рассматривался в Санкт-Петербурге на совещании в жилищном комитете. Для граффити-рисунков выделена стена гаражного комплекса в Приморском районе. Вопрос о легализации граффити в Петербурге был решен в результате возникшего скандала после появления в Центральном районе города на трансформаторной будке несогласованного с властями портрета Виктора Цоя. Планируется дополнительно в качестве официальных мест для рисования выделить гаражи, брандмауэры, котельные, ограждения и объекты ТЭКа.

piter

piter

piter

piter

piter

piter

piter

piter

piter

piter

piter

piter

piter

В Москве первой официально разрешенной площадкой для граффити стало здание бывшего сахарного завода на Красной Пресне. Площадка получила название САХАрт. Площадь, на которой разрешено рисовать любому райтеру, составляет более 1500 кв.м. Это место станет популярным для проведения фотовыставок граффити и лекциям по современному искусству.

Градоначальники Москвы все больше зданий технического назначения (трансформаторные будки и даже трамваи предоставляют художникам под раскраску. В прошлом году после гигантской работы “Майя”, выполненной бразильским художником Эдуардо Кобра, в Москве появилось 149 крупномасштабных проектов в стиле поп-арт (Цирк на Трубной площади А. Меднов; Сретенка, группа 310).

Власти Москвы, Екатеринбурга, Череповца и других городов выделяют официальные места в рамках проведения фестивалей и арт-проектов и украшают центральные стены эффектными рисунками. Такой повсеместный интерес, проявляемый к уличному искусству, несомненно радует и позволяет надеяться на успешное развитие и создание открытых зон для граффити-райтеров, где они смогут свободно создавать свои шедевры.

Рекомендуемые статьи по теме:

на бумаге и на стене — журнал "Рутвет"

Что такое граффити, как научиться рисовать причудливые картины на различных стенах и поверхностях, расскажет вам любой подросток, который увлекается этим популярным уличным искусством. Граффити происходит от итальянского глагола «царапать» и представляет собой относительно новую ветвь современной культуры. Художников, которые рисуют граффити, называют райтерами. Отличительная особенность данного искусства в том, что граффити – это именно уличная живопись. Рисунок, который вы изобразили дома на обоях или на стене в социальной сети, никак не может носить это гордое имя.

Как отдельный вид искусства граффити появилось в Нью-Йорке в семидесятые годы века прошлого. В России оно начало приобретать популярность в девяностых.

Граффити в отдельных странах мира (Франция, страны Скандинавского полуострова) считается вполне легальным искусством. В России нанесение рисунков на дома и заборы – административное преступление, за которое могут дать большой штраф.

С чего начать обучение?

Конечно же, не со стены вашего дома! Начинающие райтеры учатся рисовать на обычных листах бумаги с помощью карандашей. Попробуйте развивать талант, срисовывая для начала рисунки из книг и журналов. Можно придумать собственных героев и попробовать изобразить их на бумаге. Рисунки, изображаемые на бумаге, которые впоследствии будут перенесены на стены, в среде райтеров называются «скетчи».

Но первое, что должен научиться изображать райтер – это тэг. Тэгом в среде поклонников граффити называется подпись райтера, выполненная маркером или баллончиком в черно-белом цвете. Как правило, она однотонная, выполняется в белом и черном цвете. Среди райтеров есть те, кто рисует исключительно тэги. Их называют «тэггерами» и не считают настоящими райтерами. Но именно с изображения тэгов и начиналось само искусство граффити. Не бойтесь экспериментировать с тэгом, постарайтесь, чтобы он выглядел причудливо и загадочно.

Следующий шаг – рисование по трафаретам. Есть специальные трафареты для граффити, используя которые райтеры развивают свою манеру рисунка. Трафаретами служат вырезанные из жесткой бумаги всевозможные портреты знаменитостей. Когда вы отточите свою технику рисования, то трафареты вам не понадобятся. Вы будете использовать их, чтобы просто подчеркнуть линии.

На первых порах смело экспериментируйте с цветом: яркие необычные рисунки всегда привлекают больше внимания, чем черно-белые вариации. Не нужно сразу пытаться изобразить что-то трехмерное. Начинайте с обычных двумерных изображений.

Научиться рисовать граффити карандашом на бумаге достаточно просто, если у вас есть художественный талант и воображение.

Какие материалы нужны райтеру

Научившись рисовать скетчи, вы, конечно, захотите перенести свои фантазии с бумаги на стену. Но если для обычного рисунка требовались карандаши да маркеры, то серьезные граффити – это немалое вложение средств в инструменты и оборудование.

Как научиться рисовать граффити? Материалы для шедевров

Чем рисовать? Выбирайте хорошую качественную краску по доступной цене. Если вы уже являетесь опытным художником, то ваше мастерство будет заметно даже при использовании недорогой краски. Слишком дешевые варианты брать не стоит, поскольку выполненные ими рисунки быстро размоет дождь. Хорошей репутацией в среде райтеров пользуются краски «Лада» (производство Финляндия) и «Мотип» (Россия). Есть смысл потратиться на «кэп» - специальную насадку на баллончик и аэрограф – приспособление для распыления краски.

Чтобы ваш тэг выглядел более четко, приобретите вандалайзеры (маркеры с плоским концом).

Если собираетесь рисовать по ночам, купите фонарь и удобную лестницу. Для рисования на пористых стенах обзаведитесь грунтовкой для предварительной подготовки поверхности.

И не забывайте о собственном здоровье! Вам необходимы перчатки и хороший респиратор, чтобы пары краски не попали в дыхательные органы и на кожу.

Этапы нанесения рисунка на стену

1. Нанесите на стену грунт – это улучшит качество рисунка. В этом качестве отлично подойдут эмаль или краска водоэмульсионная. Сделайте фон рисунка.

2. Прочертите линии и основной контур рисунка.

3. Выделите контур более четко, применив баллончики с широкими насадками.

4. Прорисуйте внутренние элементы рисунка. Райтеры называют их «fillins».

5. Сделайте красивую окантовку («outline»).

6. Прокрасьте рисунок несколько раз, чтобы он получился насыщенным и

блестящим.

7. Оставьте тэг. Кстати, у райтеров есть свой кодекс чести, который запрещает пользоваться чужими тэгами и закрашивать рисунки других райтеров.

8. При рисовании двигайтесь с баллончиком быстро. Не останавливайтесь, чтобы не получилось подтеков.

Не стоит рисовать в ветреную и дождливую погоду. Ветер может выдуть краску, а дождь смыть свежее изображение. Плохой сезон для райтеров – зима. В мороз краска в баллончике замерзает.

Где можно практиковаться в граффити?

Да, в России нельзя расписывать стены в общественных местах. Конечно, некоторые строительные фирмы разрешают искусным райтерам раскрашивать ограждения вокруг домов. Жильцы многоэтажек тоже могут вполне лояльно отнестись к красивым изображениям на стенах домов и даже мусорных баков. Опять же, есть всевозможные фестивали хип-хоп культуры, где райтеры могут показать свои таланты.

Но если вы еще не входите в число опытных райтеров, то поищите в вашем городе безлюдные места, пустыри, заброшенные стройки, глухие улочки в частном секторе. Там наверняка найдется подходящий «холст» для вашей картины.

три уличных художника из Калининграда рассказали, почему бесполезно бороться с граффити

Действие рождает противодействие

В Калининграде чиновники любят жаловаться на явления, которые обычно легко предсказать и сложно предотвратить. К примеру, на каждом оперативном совещании в мэрии города поднимается тема граффити, и чиновники отчитываются, сколько художеств коммунальщики устранили за последнюю неделю или две. В частности, 19 марта исполняющий обязанности председателя комитета городского хозяйства Александр Купцов заявил, что его подчиненные устали закрашивать граффити на заборах и стенах домов.

- За месяц мы более сотни граффити силами управляющих компаний закрашиваем. Иногда видно, что на фасаде 2-3 раза граффити устраняли, там цвет краски, которой закрашивают, даже разный, а они свежие появляются, - заявил Купцов.

Конечно, проблема эта в Калининграде и в России появилась не вчера, но власти до сих пор не могут придумать, что с ней делать и как бороться. Причем нет универсального рецепта и в Европе, так как новые методы противодействия уличным художникам, как правило, приводят к ответной реакции. Группировки в Германии, Франции или в странах Скандинавии становятся более законспирированными и осторожными, а само явление все больше походит на экстремальный спорт. Не стоит на месте и индустрия. Производители краски для граффити придумывают смеси, которые практически невозможно смыть и оттереть, производят царапающие восковые маркеры, а модные бренды выпускают специальную одежду, ношение которой необходимо подтверждать определенным действием с аэрозольным баллончиком в руках.

Чтобы разобраться в теме, корреспондент «Комсомолки» пообщался с тремя калининградскими уличными художниками, и попытался выяснить, откуда у них необходимость рисовать на стенах, есть ли проблемы с полицией, и что они думают по поводу компромиссов с городскими властями и коммунальными службами.

Этот чудик на улице Кутузова - дело рук Мрука. Фото: Иван МАРКОВ

Этот чудик на улице Кутузова - дело рук Мрука.Фото: Иван МАРКОВ

«Прогнать меня сложно»

Андрей несколько лет назад переехал в Калининград, и сейчас у него здесь небольшая студия текстильной печати. Рисовать он начал в Москве в начале 2009 года. Вовлек его в это дело друг детства, который занимался граффити с начала 2002 года. Как-то летом он просто приехал на дачу и позвал Андрея с собой.

- Он приехал и сказал: «Пойдем рисовать». Я тогда играл в компьютерные игры и сделал свой первый кусок (изображение на стене – Ред.), написав большими буквами «МороZ» - такой ник у меня был в сети. Это как-то так пошло, и ни разу я больше не останавливался.

Сейчас для Андрея граффити – что-то вроде релаксации, во время которой он забывает о повседневных проблемах. Также это привычка, от которой уже невозможно избавиться.

- Если бы я сейчас узнал о граффити, я бы уже не стал этим заниматься – слишком много сил, времени и денег на это уходит. А тогда энергии было много, да и пенсию я получал по потере кормильца, поэтому какие-никакие деньги у меня были. На краску хватало, в общем, - говорит он.

По своей специальности (социальный педагог) Андрей проработал недолго, потому что зарплата в 16 тысяч за пятидневку в Москве, по его словам, что-то вроде медленного самоубийства. Так получилось, что граффити помогло молодому человеку заработать первые деньги, на которые можно было прожить – он начал заниматься художественным оформлением помещений. Правда, его заказчикам часто приходится идти на компромисс, так как любую работу художник всегда старается выполнять с сохранением авторского почерка.

- Я не рисую то, что существует в реальности. Зачем рисовать озеро или дом, если вот они, озеро и дом? По сути, то, что я делаю – это абстракция.

- Где ты чаще всего рисуешь?

- Бывает, что на товарняках (товарных поездах – Ред.). Во-первых, это мало, кого беспокоит. Во-вторых, у тебя больше времени, и вагоны не так часто закрашиваются. Вот если ты нарисуешь на «собаке» (электричка – Ред.), то сразу начнется буча. Накажут охрану, прикажут закрашивать и так далее. А кусок на товарняке может ездить по стране лет пять, и это никого не смущает.

- Но, согласись, если работник РЖД тебя заметит, он же тебя прогонит.

- Слушай, меня сложно прогнать. Когда ты мелкий – это еще реально. А когда ты взрослый человек, ты просто говоришь охраннику, прибежавшему с какой-нибудь дубиной: «Ну-ка убери свою палку», - смеется Андрей.

У обывателя есть устойчивое представление о граффити, как о чем-то незаконном. По мнению обычного гражданина, полиция должна бороться с уличными художниками. Как оказалось, полицейские, которых вызывают бдительные калининградцы, иногда с большим сочувствием относятся к парням, рисующим на стенах.

- С полицией мне часто приходилось встречаться, но у меня всего один оформленный штраф за мелкое хулиганство, - говорит Андрей. – Полицейские - это очень хорошие люди обычно. Плохие пока не попадались. Кроме того, в последнее время я выбираю такие точки, где граффити никому не мешает. Там люди могут шашлыки рядом жарить или спортом заниматься, а я рядом рисую. Как-то был случай, когда приехал полицейский «бобик», и менты просто спросили, какой краской диски на тачке покрасить.

- В Калининградской области такие случаи бывали?

- Конечно. Как-то в Зеленоградске я рисовал на гараже, целых три дня рисовал, и кто-то позвонил в полицию. Ну, приехали они и забрали меня в отдел. Там я им объяснил, что спросил разрешения, и мне дали добро. Написал объяснительную, а потом они отвезли меня обратно, чтобы проверить, нет ли в граффити чего-нибудь антисемитского или чего-то еще незаконного. Я, значит, открываю заднюю дверь их машины, где решетка и все такое, а мне говорят: «Да куда ты? Там мы только преступников возим!»

- О чем говорили?

- Тот, что за рулем был, сказал, что сам рисовал по молодости. Когда доехали, он оценил мою работу и сказал: «Да, ты мощно размахнулся! А сфоткай меня на фоне!» Короче, сфоткал его на свой телефон, а потом мы поехали к тетке, которая полицию вызвала. Ей я сказал, что все делаю по разрешению РЖД (гараж рядом с путями был). Вопросы у тетки сразу отпали, и я через пару дней свой кусок доделал.

- А в чем секрет? Почему одних за граффити постоянно забирают, а тебя нет?

- Прикол в том, что полицейские – тоже люди. Особенно в нашей стране. Если ты будешь сразу лезть в бутылку и орать: «Уважаемый, а вы не представились», то диалога не будет – будет конфликт. Я обычно протягиваю руку, говорю, как меня зовут, и продолжаю общение по-человечески. Взамен получаю то же самое. Вот охранники – намного жестче. У них просто синдром охранника, который не лечится. Как-то из травмата они в меня стреляли и цепью побить пытались. Но и тогда обошлось – правда, телефона кнопочного лишился. В Питере это было.

Основное место работы Андриса - мастерская по художественной печати. Фото: Иван МАРКОВ

Основное место работы Андриса - мастерская по художественной печати.Фото: Иван МАРКОВ

Сегодня Андрей рисует с минимальным для себя риском. Он выбирает стены, у которых либо нет собственника, либо в местах, скрытых от глаз прохожих. По поводу использования труда художников для оформления города у него тоже есть четкое мнение. Например, он считает, что первые попытки властей по налаживанию диалога с граффитчиками потерпели фиаско. Что же касается фасадов домов, то, по его мнению, художникам их можно отдавать только на конкурсной основе.

- В Европе и Америке многие художники готовы делать серьезные работы на фасадах бесплатно. У нас, я думаю, тоже, - считает Андрей. – Мне, к примеру, было бы интересно сделать фасад в 2-3 этажа. Сделал бы я это чисто за краску, то есть за оплату материалов. Я бы готов был согласовать с властями эскиз, но мое мнение тоже должно учитываться. Главное в этой теме – куратор с художественным образованием и именем. Ему должен доверять и художник, и люди из администрации, и чиновники от культуры. При этом, власти должны быть готовы, что разрисованный фасад понравится не всем – люди у нас такие, им всегда не нравится, когда происходит что-то непонятное.

По словам Андрея, у российских граффитчиков есть что-то вроде внутреннего кодекса, который хоть и соблюдается не всеми, но большинством. Главный завет – рисовать там, где это уместно. Под неуместные площади подпадают автомобили и другая частная собственность, а также памятники архитектуры.

- На Королевских воротах или на бастионе каком-нибудь мне граффити не очень нравится. А вот на Доме Советов, как мне кажется, рисовать можно и даже нужно. Я не считаю его памятником архитектуры. Что касается поверхностей, то я не поддерживаю граффити на граните. Вот бетон или железо – это идеально. У меня никогда нет мысли сделать хуже, чем было до меня.

- Реально ли Калининграду регулировать появление граффити?

- Ни одна страна мира не может уйти от этого явления. Может, Сингапур только, где тебя могут поймать и палками отфигачить. Кто-то, может, скажет, что так и надо, но я считаю, что мы все-таки в другом обществе живем. Пытаться регулировать граффити можно, но нужный эффект все равно не будет достигнут. Будут те, кто пойдет на контакт, но это далеко не все. Я бы лучше предложил властям задуматься о засилье рекламы. Реклама куда жестче, она использует более узнаваемые образы, она повсюду. Она действительно уродует город.

Кастом в процессе работы в центре Калининграда. Фото: Иван МАРКОВ

Кастом в процессе работы в центре Калининграда.Фото: Иван МАРКОВ

Язык, который понятен не всем

Следующий наш собеседник – Кастом. Он калининградец, ему 24 года, и активно рисует на стенах он с 12 лет. Кастом – из тех, кто занимается «бомбингом» (граффити в запрещенных местах – Ред.) и зачастую он делает это с серьезным риском для здоровья и собственной свободы. Свое занятие художник называет привычкой, от которой он время от времени устает, но и жить без нее уже не может. Постоянной работы у Кастома нет, но временные и разнообразные заработки часто приносят ему хорошие деньги. К примеру, не так давно за границей ему удалось неплохо заработать в индустрии моды.

- Для меня граффити - это чисто субкультурная вещь и отличный способ передачи информации, - говорит он. – Раньше процесс написания своего имени был для меня просто демонстрацией своего раздутого эго, но со временем смысл поменялся. Я делаю это чисто для своих парней, для тех, кто находится в этой же субкультуре, это что-то вроде универсального языка, на котором мы общаемся. Конечно, не всем этот язык понятен. Но для тех, кто занимается бомбингом, не очень интересно чужое мнение.

По словам Кастома, стрит-арт отделился от граффити и выделился в самостоятельное направление именно ради компромисса с обществом.

- Это такая самостоятельная веточка, которая более рассчитана на коммерцию, - продолжает бомбер. – Стрит-арт понимает и молодой и старый. Все скажут тебе, что ты молодец и поставят тебе пятерку в дневнике.

- Тебе-то нечасто, я думаю, говорят, что ты молодец…

- Мне больше интересна какая-то конструктивная критика, но чаще я слышу либо лесть, либо бред. Когда делают какие-то замечания, я, чаще всего, игнорирую. Людей много чего бесит. Бывало, что пытались напасть.

- От кого ты в последний раз убегал?

- От контролеров в метро в Швеции.

- Там борьба с граффити эффективнее, чем в Калининграде?

- Да, там есть отдельные структуры, такие как CSG (Commuter Security Group – специальная структура, обеспечивающая безопасность в общественном транспорте Стокгольма). Они почти как военные экипированы, очень хорошо подготовлены и могут оказать давление. Эти ребята врубаются в стиль, знают, кто с кем рисует, кто и где покупает краску. Они внедряются в группировки. Мне повезло, что я с ними не сталкивался – успел убежать.

- А как в России?

- Иногда полицейский у нас даже может сказать: «О, мэн, это очень круто!» Какие-то неприятности у меня с полицией были, только когда я был тинейджером. Тогда мне выписывали штраф или заставляли закрашивать стену.

- С кем у тебя было больше всего проблем?

- Наверное, только с родителями. Они любят раздуть ситуацию. Мои родители, например, приравнивают граффити к такому стилю жизни как торговля наркотиками или что-то вроде того. Для них это что-то абсолютно нелегальное. Они хотят, чтобы я делал что-то более понятное людям.

- Ты не хотел бы зарабатывать с помощью рисования?

- Иногда я так и делаю. Это выручает, когда нет денег или краски. Бывает, что заказ даже интересный, и оплата работы достойная. Это, можно сказать, легкие деньги. Ты за пару дней можешь заработать столько, сколько люди зарабатывают за месяц. К тому же, это не конвейер. Я, к примеру, не чувствую, что способен всю жизнь выполнять монотонную работу, вроде закручивания крышек. Я пять лет в военной системе прожил, и мне это все вот здесь, - Кастом делает характерный знак ребром ладони.

У граффитчиков в России, по мнению Кастома, есть важное преимущество перед европейцами:

- У европейцев все есть, они разбалованные, чаще всего, попадая в тусовку, они распыляются и могут не «выстрелить». Русским же, рожденным там, где ничего нет, приходится делать из ничего что-то. Попадая в мир возможностей, ты их ценишь, используешь новые инструменты иначе, чем европеец.

- А ты понимаешь, что вас, то есть всех, кто занимается граффити, называют просто вандалами?

- Из-за того, что молодежь неправильно понимает смысл этого движения, на нас всех ставят клеймо, всех под одну гребенку причесывают. Я думаю, что это неправильно. Нет ничего плохого в том, чтобы придать цвета этому пасмурному, порой серому городу. Я понимаю, один цвет баффа (однотонная краска, которой коммунальщики закрашивают граффити – Ред.), конечно, интереснее. Вандализм, на мой взгляд, это когда портят памятники архитектуры и другие достопримечательности, и, конечно же, когда перекрывают (закрашивают – Ред.) олдскул (граффити старых мастеров – Ред.), который висит много лет, а тот, кто его перекрывает, еще даже не родился в момент его создания. Нужно просто идти своим путем и быть настоящим.

«Муралы на многоэтажках сделают город лучше»

Мрук – тоже калининградец. Граффити он занимается со школы. С возрастом он пришел к тому, что нужно уважать не только труд и мнение окружающих, но и работы граффитчиков, рисовавших до тебя.

- Граффити – это что-то вроде игры с определенными правилами, которые нужно знать, прежде чем начать что-то делать. По факту любой может хоть своей грязной обувью оставить след на стене, но это уже не будет связано с культурой или субкультурой.

- Но ты же понимаешь, что улица – это не школа, где есть учителя, которые всему научат. Опыт и стиль появляется только после того, как молодой граффитчик испортит десятки, если не сотни стен. Ты же не будешь говорить, что у тебя таких ошибок не было?

- До того, как начать рисовать, я перечитал множество литературы. Я знал, что каждый художник старается найти и выработать свой собственный стиль, и я начал работать над этим. Выбирая стену, я ставил себе задачу пойти на определенный компромисс – после меня эта стена должна была выглядеть оформленной.

- То есть, ты не занимаешься бомбингом?

- Бомбинг – это темная сторона граффити. Для кого-то это, может быть, круто, но мне за это отвечать не хочется. Я больше сторонник сотрудничества с обществом в плане оформления пространств и хочу, чтобы в Калининграде начали появляться муралы (большие рисунки - Ред.) на торцах многоэтажных зданий. Это сделает город лучше. Мне уже не хочется тратить деньги и нервы на то, чтобы где-то оставить маленький след, который кто-то потом закрасит, да еще и будет не доволен при этом.

- Как ты выбираешь стену?

- Во-первых, эта стена не должна быть кому-то нужна. Правда, также желательно, чтобы эту стену с моим изображением можно было увидеть, а у человека, увидевшего это, возникло желание заказать себе что-то подобное. Часто я выбираю дома, которые собираются сносить. На Кутузова, например, есть дом, который сейчас уже отремонтировали. Я пришел туда несколько лет назад, пообщался с владельцами, получил разрешение и сделал свою работу.

- Какие заказы ты откажешься выполнять?

- Которые связаны с политикой, которые смогут кого-то задеть или обидеть.

- Если представить, что ты учитель, а перед тобой граффитчики-неофиты. Какие правила ты им объяснишь?

- Во-первых, обращу их внимание на выбор места. Объясню, что нельзя портить памятники архитектуры, сооружения и скульптуры, скажу, что нужно уважать другие работы и не рисовать поверх них. Также обратил бы внимание на разработку собственного стиля и шрифта, чтобы они не копировали что-то чужое, а делали свое.

К слову, все три художника, с которыми мы пообщались, дали негативную оценку заказанным к ЧМ-2018 рисункам. По их мнению, работа была выполнена некачественно и за большие деньги, а в конкурсе не смогли принять участие действительно профессиональные граффитчики.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о